424006, Республика Марий Эл, г. Йошкар-Ола, ул. Панфилова, 39
+7 960 094 34 05
sarze@mail.ru

Применение полицейскими физической силы

Адвокат Иванов Владимир Кузьмич

Применение полицейскими физической силы

Пожалуй, никакие другие акции агентов публичной власти так глубоко не вторгаются в сферу основных прав человека как полиции. Применение физической силы по-прежнему остается жесткой реальностью полицейской практики.

Понятно, когда полицейские применяют физическую силу «для пресечения преступлений и административных правонарушений» и «для доставления в служебное помещение полиции, в помещение муниципального органа, в иное служебное помещение лиц, совершивших преступления и административные правонарушения, и задержания этих лиц» (пункты 1 и 2 части 1 статьи 20 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции»).

Вопросы возникают, когда полицейские применяют физическую силу для «преодоления противодействия законным требованиям сотрудника полиции» (пункт 3 часть 1 статья 20указанного закона).

Пресечь силовым способом неповиновение, т.е. пассивное противодействие, когда соответствующее лицо просто отказывается исполнить законное требование сотрудника полиции, не совершая при этом никаких активных противоправных действий, — значит силой заставить его самого совершить требуемые сотрудником полиции действия. Получается, что, скажем, сотрудники полиции, прибывшие в квартиру по вызову на «семейный скандал» и с учетом ситуации принявшие решение о задержании пьяного «семейного дебошира», находящегося в одном нижнем белье, лежащего на диване и отказывающегося пройти с ними, вправе, добиваясь цели пресечения неповиновения, применять к нему физическую силу, а попросту говоря, бить его до тех пор, пока он сам не оденется, не возьмет свой паспорт и не проследует за ними. Данный пример, очевидно, свидетельствует о том, что достижение цели пресечения неповиновения предполагает использование силы в качестве телесного наказания, которое следует расценивать не иначе, как грубое нарушение прав человека.

Российский Закон о полиции определил соответствующую цель (основание) применения ее сотрудниками физической силы более узким и, как казалось, четким термином — «преодоление» противодействия. В русском языке слово «преодолеть» означает «пересилить, справиться с чем-нибудь». Здесь законодатель пытался донести мысль о том, что в случае неповиновения целью применения силы является не пресечение неповиновения, а устранение самим сотрудником полиции препятствий, создаваемых бездействием неповинующегося. В приведенном выше примере с «семейным скандалистом» сотрудники полиции, исходя из рассматриваемого положения Закона, должны были бы сами принудительно одеть задерживаемого (или взять его одежду с собой), предложить членам семьи передать им его паспорт или иной документ, удостоверяющий личность, и, взяв под руки, отвести (отнести) его в служебный автомобиль. Неповиновение здесь оказалось непресеченным, но преодоленным, и этого вполне достаточно для выполнения сотрудниками полиции возложенных на них служебных обязанностей. Более жесткие действия полиции явились бы допустимыми только при том условии, что неповиновение со стороны задерживаемого переросло в сопротивление.

Конечно, стремление законодателя ввести в надлежащие правовые рамки применение полицией физической силы в случае противодействия ее законным требованиям заслуживает, безусловно, положительной оценки. Вместе с тем неочевидность для неспециалистов, в том числе и рядового правоприменителя, различия между терминами «преодоление» и «пресечение» неповиновения, имеющего столь существенное юридическое значение, может служить одним из факторов, способствующих нарушениям прав и свобод человека и гражданина при применении полицией физической силы.

Немного из практики. Есть опыт защиты обвиняемой в применении насилия, не опасного для жизни или здоровья представителя власти в связи с исполнением им своих служебных обязанностей (ч.1 ст.318 УК РФ). Статья относится к категории средней тяжести (ч.3.ст.15 УК РФ). Суть дела: Полицейские в грубой форме, без разъяснения причин потребовали у административно задержанной снять с кроссовок шнурки. Подходил к концу срок задержания (вторые сутки), и женщина законно поинтересовалась, что вдруг полицейским «взбрело в голову» снимать шнурки к концу срока. Она начала задавать вопросы, но не получив ответа, снимать шнурки по устному требованию не стала. Последовал факт применения двумя полицейскими физической силы. Как следствие, задержанная применила в отношении одного полицейского «насилие» в виде укуса и броска кроссовка. Возникает вопрос: было ли в такой ситуации применение полицейскими физической силы единственно необходимым средством для преодоления противодействия в виде неповиновения задержанной?

Осужденная умысла на применение насилия в отношении представителя власти не имела, но была осуждена судом первой инстанции (Кстати, председательствующая была женщина и по ходатайству «потерпевшего» и стороны обвинения провела судебный процесс в закрытом режиме, под предлогом, что сотруднику полиции высказывались угрозы в применении насилия (Капитан полиции испугался комментариев к статье в сайте «7Х7»). Суд второй инстанции в составе одного судьи Верховного Суда решил оставить в силе обвинительный приговор суда первой инстанции, назначившей наказание в виде штрафа в сумме 20 000 рублей. С данными судебными актами мы не согласны и будем обжаловать в вышестоящие судебные инстанции вплоть до Европейского Суда по правам человека, так как полицейские ненадлежащим образом выполняли свои обязанности (Суд первой инстанции вынес частное определение в отношении некоторых «свидетелей обвинения»). Позиция «потерпевшего», заявившего в суде, что он был в форме полицейского и ему должны подчиняться. Суд при обвинении не дал должную оценку действиям полицейских, то есть насколько законны были их действия, осталось «за кадром». Но ведь именно от правильности или неправильности действий полицейских можно было судить о преступности или не преступности действий обвиняемой.

Из п.3 ч.1 ст. 20 Закона о полиции со всей очевидностью следует, что полиция вправе поддерживать физической силой любое свое законное требование. Вопрос об установлении условий и пределов применения силы для принуждения к выполнению законного распоряжения представителя власти в юридической науке остается неразработанным. Думается, отказ соответствующих лиц от исполнения законных требований сотрудников полиции не должен влечь применение ими физической силы когда:

а) предъявленные сотрудником полиции законные требования не могут и не должны исполняться тут же, немедленно, на его глазах, предполагают какую-то подготовку для их исполнения (например, обращенное к водителю транспортного средства требование сотрудника полиции устранить произведенную с нарушением установленных норм тонировку стекол этого транспортного средства);

б) законодательство прямо предусматривает иные, кроме ответственности, последствия отказа от исполнения законного требования сотрудника полиции или в той или иной мере допускает такой отказ (например, водитель, отказавшийся исполнять требование сотрудника полиции о прохождении освидетельствования на состояние алкогольного опьянения на месте задержания с использованием алкотестера, направляется на медицинское освидетельствование; при отказе лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, исполнить требование сотрудника полиции о подписании протокола о данном правонарушении, в указанном протоколе об этом делается отметка; лицо, привлекаемое к административной ответственности, вправе отказаться от исполнения требования сотрудника полиции дать объяснения по делу и т.п.).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Copyright © Владимир Иванов